Что лучше: быть счастливым эмигрантом или несчастным патриотом?

Что лучше: быть счастливым эмигрантом или несчастным патриотом? Ответы – в моем интервью проекту Admetny. Вся правда о том, как развиваться в любой стране мира, просто решившись однажды изменить свою жизнь.

"Журналист, блогер, экс-редактор женского журнала «ЖЖ» Дарья Егорченко год назад эмигрировала в Израиль и начала там новую жизнь.
Результатом нашей беседы стали интересные мысли о журналистике, израильском быте, белорусском менталитете и выходе из зоны комфорта".



«С ранних лет я зачитывалась газетами и журналами, потому что родители всегда выписывали несколько изданий для себя и для меня. Мысли о том, чтобы писать и публиковаться самой, появились не сразу. В старших классах мои сочинения ставили в пример всему классу, я занимала призовые места на олимпиадах по русскому языку и литературе. Тогда и появилась тяга к писательству, и пришло осознание того, что это может стать делом жизни и профессией.
Моя первая опубликованная заметка в городской газете тиражом примерно 5000 экземпляров была о каком-то молодежном конкурсе, и в подписи к ней рядом с моей фамилией значилось гордое звание «юнкор». С этого момента началась моя работа журналистом и выбор, на кого учиться после школы, был, по сути, предопределен. Когда пришло время поступать на журфак БГУ (тогда он еще не был Институтом), у меня была большая папка с публикациями, которые накопились за последние три года школы, и этот опыт здорово помог на творческой части экзамена. После первой же сданной сессии я устроилась журналистом в одну из минских газет.
В журналистике по-другому и быть не может: ты должен практиковаться все время, с первого дня учебы, иначе не сможешь ничего добиться.

Были моменты, когда мне хотелось бросить работу в СМИ и заняться чем-то совершенно другим, никак не связанным с писательством. Это свойственно творческим людям, мы склонны к эмоциональному и профессиональному выгоранию. Но потом хандра проходила, и я снова возвращалась к журналистской рутине. При этом желание освоить еще какую-нибудь профессию не ушло, и в Израиле, думаю, обязательно исполню эту мечту.

Последний год перед отъездом в Израиль был для меня очень непростым в эмоциональном плане. Я потеряла любимого человека и долго не могла с этим смириться. Хотелось сбежать подальше и забыть всё, как страшный сон, но бежать было некуда. Работа тоже перестала приносить удовольствие, и мое внутреннее состояние стало напоминать затянувшуюся депрессию. При этом не хотелось ничего менять: я продолжала страдать и жалеть себя, надеясь, что ситуация изменится сама собой. Чтобы найти какое-то объяснение такой бессмысленной жизни, я перечитывали сотни психологических статей, но только глубже погружалась в рефлексию, не получая при этом облегчения, а советы психологов из серии «нужно выйти из зоны своего комфорта» вызывали только внутренний протест.

Удивительно, но одна поездка может изменить жизнь. В Израиле у меня будто открылось второе дыхание, причём во всех сферах жизни. То ли яркое солнце после вечно тёмной Беларуси меня оживило, то ли море, у которого всегда хотелось жить… Я по-настоящему влюбилась в эту страну и людей, которые в ней живут.

Когда ты один в абсолютно незнакомой стране, даже такая простая задача, как добраться из пункта А в пункт Б, может обратиться в сложный квест по преодолению собственной неуверенности и страхов. Конечно, бывали моменты, когда хотелось все бросить, не мучиться неизвестностью и вернуться к привычному образу жизни. Но эта слабость быстро проходила. Если бы мне кто-то еще пару лет назад сказал, что после работы шеф-редактором я буду каждый день вставать в 6 утра, бежать на учебу, после этого спешить на работу, а вечерами делать домашние задания, я бы не поверила. Но теперь это моя жизнь, и мне она нравится гораздо больше, чем тот расслабленный сплин, который накрыл и сковал меня в Минске.

В стране, которая держится за прошлое и никак не может отойти от советской идеологии, сложно расцвести талантам, причем во всех сферах жизни. Отсутствие здоровой конкуренции на государственном, на социально-экономическом уровне негативно отражается и на мотивированности в частной жизни. В Беларуси любые попытки инициировать новые подходы в привычных социальных ситуациях часто натыкаются на запреты со стороны власть предержащих и высмеивание своих же за то, что осмелился высказать другое мнение, осмелился предложить иную концепцию.

После моего интервью на Онлайнере, где я впервые высказалась об инфантильности многих белорусов, на меня обрушился шквал негативных отзывов от знакомых и малознакомых людей, которые считали своим долгом убедить меня в том, что Беларусь процветает и что люди здесь счастливы.

Приятно, что белорусы такие патриоты, я и сама люблю Беларусь, потому что долгое время там жила по собственному желанию, там живут все мои родные и некоторые друзья, но при всей этой любви надо оставаться объективными. Думаю, все прекрасно знают, какая пенсия у белорусских бабушек и что на эту пенсию можно себе позволить. Вспомните или спросите, какая зарплата сегодня у школьной учительницы или участкового врача вашей поликлиники. Или посмотрите в открытых источниках, на каком месте Беларусь по уровню доходов населения. Да, не все в жизни меряется колбасой, но пока страна не может обеспечить достойный минимум для своих граждан, пока в ней на каждом шагу нарушаются гражданские права, о каком процветании можно вести речь?

Зарплаты в Израиле, конечно, выше, чем в Беларуси, но чтобы устроиться на высокооплачиваемую работу, нужно много учиться и хорошо владеть ивритом. Для меня как для эмигранта это сильно осложняет интеграцию в местное общество. Но если нам не удается достичь целей, которые приносят смысл в жизнь, если мы не используем свой разум и свой потенциал в полной мере, не мечтаем и не рискуем, тогда мы редко чувствуем себя счастливыми. Сложно ставить новые цели, когда нет мотивации.

В моем случае цели и счастье от их достижения появились после того, как я уехала из среды, ограничивающей человеческие ресурсы. Другим людям, возможно, поможет что-то иное.

Израиль – это страна эмигрантов, поэтому многие здесь в равных условиях: почти все начинают с нуля учить язык и вынуждены соглашаться поначалу на низкоквалифицированный труд, если нет больших сбережений. Это распространенный путь эмигранта в любой цивилизованной стране. Первые пять лет пашешь сутками, не высыпаешься, страдаешь из-за отсутствия знаний элементарных правил, но постепенно все выравнивается и вот уже у тебя достойная работа, своя машина, хорошая зарплата и бонусы от начальства. Но опять же все зависит от личной мотивации: хватает примеров, когда наши люди переезжают в Израиль, забивают на языковые курсы, идут работать уборщицами или продавцами в супермаркет и довольны. Даже с такой работой они чувствуют себя здесь лучше, чем на родине, и могут больше себе позволить. У русскоязычных журналистов выбор небольшой, если не выучить иврит на уровне носителей языка. Когда я только переехала в Израиль, то была уверена, что смогу продолжить работать журналистом или редактором только на русскоязычном рынке, но постепенно люди вокруг стали вселять в меня уверенность, что за два-три года вполне реально писать статьи на иврите, и сейчас мне эта цель уже не кажется такой уж недостижимой. Было бы желание, а возможности появятся.

Сейчас все мои силы уходят на изучение иврита, это отнимает большую часть времени. Достаточно сложно совмещать ежедневные языковые курсы по пять часов с постоянной работой. Я для себя решила, что в первую очередь сосредоточусь на учебе, тогда в будущем, с языком, мне будет проще найти хорошую работу. Государство первое время финансово помогает эмигрантам, поэтому можно позволить себе не работать или перебиваться мелкими подработками. В свободное от учебы время я работаю журналистом и копирайтером со своими белорусскими клиентами – газетами, журналами и частными компаниями. Как только закончится учеба, я либо начну искать работу по специальности, либо получу новую профессию – для этого в Израиле есть все возможности.

Израильтяне более эмоциональные, чем белорусы, иногда даже слишком. Помню, первое время долго не могла привыкнуть к постоянному крику на улицах, на дороге, у соседей. Здесь если есть проблема, ее принято формулировать громко и в резкой форме. Белорусской толерантностью и не пахнет. Второе большое отличие – грязь. Для израильтян нормально потусить на пляже, а потом оставить после себя горы мусора. Или выбросить свое барахло прямо на тротуар. Его потом, конечно, убирает специальная служба или забирают малоимущие, но город все равно напоминает помойку. С чистенькой Беларусью опять же не сравнить. Что касается менталитета израильских мужчин, то я вряд ли стала бы создавать семью с кем-то из коренных жителей. Не столько из-за разности традиций, сколько из-за того, что мне в отношениях важно общение. Я хочу легко формулировать свои мысли и понимать самые потаенные мысли своего партнера, а в случае с английским или ивритом общение обычно стопорится после первых двух часов разговора. Мне кажется, в личной жизни и так хватает трудностей, чтобы еще больше осложнять ее языковым и ментальным барьером.
Самый главный урок, который мне дала эмиграция, – это ничего не бояться: не бояться трудностей, не бояться всего неизвестного и чужого, не бояться ошибаться, не бояться пробовать и рисковать.
Практика показывает, что наши страхи, как правило, оправдываются только в нашей голове, а когда начинаешь действовать, все не так уж страшно, как казалось на первый взгляд. Личное развитие идёт легче, когда занимаешься любимым делом. Об этом много пишут и часто говорят, но мало кто решается отказаться от нелюбимой работы, нелюбимой семьи или нелюбимой страны, чтобы начать строить новую жизнь с нуля. Для этого нужен серьёзный толчок и много психической энергии. Зато те, кто все-таки решается на этот риск, потом с удивлением отмечают, что вселенная будто помогает им двигаться дальше и преподносит бонусы, о которых они даже боялись мечтать. А всего-то нужно было сделать первый шаг. Не бойтесь стремиться к большему и обязательно мечтайте! Приятные изменения в жизни начинаются после того, как вы ставите перед собой сложные задачи, требующие высокого профессионализма и полной самоотдачи. Там, где есть рост над собой, нет места скуке: только счастью».

Recent Posts from This Journal

А мне твое интервью на Онлайнере очень понравилось, и это тоже отличное.
Просто мне кажется когда указываешь людям на их косяки, получаешь вот такую реакцию "Да я. .., да у нас...!"
Вы серьезно хотите хотите работать журналистом в Израиле?
Слышали про Наташу Мозговую?
Худшие предположения...
Она пыталась стать ивритоязычной журналисткой. Даже попала на второй израильский канал. У нее, правда, были много выигрышнее обстоятельства: и по поддержке в семье, и по протекции, и по ситуации в русскоязычной общине, и по возрасту читателей.
Легко гуглится: "Наташа Мозговая". Кстати, бывшая жена Носика, ака dolboeb в жж.
Как зарубежный корреспондент я уже работаю. А по поводу не пробиться, так я эмигрант всю жизнь и в каждой стране начинала с нуля, выстраивая связи до самого верха. Так что уезжала из Беларуси в статусе главреда. Было бы желание и упорство. У вас, как у многих русских репатриантов есть какая-то зацикленность на том, что ничего людям с бывшего ссср здесь не добиться путного. Каждый раз слушаю и поражаюсь. Советы из разряда "даже не рыпайся" неинформативны лично для меня. Вы правы только в части получения образования и опыта в смежной области, но это я и так знала.
Нет, я нигде не говорил, что выходцам из ссср не добиться путного.
Просто журналистика - это не та область, где есть хорошие шансы.
Потеряете время и задор.
Да, к сожалению, подавляющее большинство журналистов - и в России и в Израиле, получают, как уборщица. Но есть такое понятие как призвание. Я лучше на 10 статей больше напишу, чем буду работать там, где мне неинтересно. А когда переучусь, надеюсь, смогу совместить любимое с доходным.
Израильские ивритоязычные журналисты получают очень хорошо, и это реальная четвертая власть. Посмотрите как ведут себя с ними политики на интервью.
Только это не про нас сказка.

Я не сомневаюсь, что вы со своей энергией добьетесь своего. Просто надо знать, куда эту энергию направить.
Спасибо, узнала о себе много нового и интересного :-) Вот так, видимо, и создаются легенды.
Журналисту ли жаловаться на точность информации ;)
Не хотелось бы вас обламывать, но шанс, что вы пробьетесь на иврите, меньше, чем мизерный. Вам надо будет конкурировать с израильтянами в условиях, когда Маарив разоряется, а Йедиот Ахронот распространяется бесплатно. И израильтянам абсолютно наплевать, что такое Беларусь (да и Россия тоже) и чем она живет. Журналистика - очень блатное место, не пробиться без родного иврита, и главное, без связей.
Английский. Он у вас на уровне родного? Или просто "очень хороший английский" - тогда сразу не годится. И опять же, связи.
Русский. Заработки маленькие, мест работ мало, средний возраст читателей - старше меня. Возможна работа, скажем, на Россию, как зарубежный корреспондент. Но я про это ничего не знаю - какие перспективы и может ли это кормить.

Вам надо искать какие-то смежные области.
Да, известный фокус. Но у меня душа всё равно больше к нашим лежит